Не помогла мужу вылечиться: меня мучают угрызения совести

Не помогла мужу вылечиться, хотя это было в моих силах

Примите мою исповедь как раскаяние. Мне снятся сны, в которых приходит покойный супруг и обвиняет меня в убийстве. Бред чистой воды, но я чувствую, что говорит не призрак, а моя совесть или подсознание. В подсознание ушла травмирующая информация о том, что «по моей вине» погиб один человек. Вина, разумеется, более, чем косвенная. Однако, мое нутро заставляет чувствовать меня виновницей произошедшего.

Я действительно могла продлить его жизнь

Я — врач, которая 16 лет проработала в медицинских учреждениях. Увидев первые симптомы расстройства у мужа, я пребывала в сильнейшем шоке. Невероятно, но в моей практике встречались похожие случаи: коллеги лечили пациентов с такой болезнью. Правда, я знала, что в 90% случаев ничем хорошим это не заканчивается. Сразу поняла, насколько мучительно будет жить дальше. В глазах у меня помутнело. Более менее пришла в себя через пару месяцев после осознания надвигающейся катастрофы.
Хотя его недуг — не мой профиль, имеется масса знакомых врачей-друзей. Они с удовольствием согласились бы приложить руку к его лечению. Просто ради меня, ради дружбы со мной и поддержания гармонии во взаимоотношениях. Но я их не попросила. Почему? Потому что мужа было не уговорить сходить на прием. Возможно, тайком от меня он и сходил, что-то разузнал, прошел необходимое обследование… При мне же не подавал признаков заинтересованности в обсуждении своей болезни.

Не уговора, не настояла, не потянула за руку

Как уговорить человека лечиться или соблюдать рекомендации специалиста для облегчения симптоматики, если он сам этого не хочет? Никак. Разве что настоятельными беседами, угрозами лишить его чего-то. Но у меня нет «ниточек», за которые можно «подергать»: он полностью от меня независим. Если бы жил в моей добрачной квартире, сказала бы, что разведусь и выгоню его оттуда, пинком на съем. А так… Оставалось только причитать. Причитать же и уговаривать я не люблю, особенно, когда это касается блага другого человека.
Другой фактор — мы часто ссорились в последние годы. Конфликт всегда назревал на почве его «хотелок». Он стремился навязать мне массу ерундовых убеждений, отдыхать ездить туда, где ему нравится и пр.

Почему я над ним не тряслась

Обычно, когда близкий сильно заболевает, любящая жена носится с ним, как с писаной торбой. Все с него пылинки сдувают, пытаются оказать целый спектр услуг по уходу. Обычное поведение в таких случаях — носиться по клиникам в поиске лучших врачей. Мне носиться не было нужды: все лучшие были под рукой, притом еще и дружбой дорожили. Казалось бы, замолви словечко, и они придуть хоть на дом. Впрочем, не так просто все на практике, ведь лечить без согласия пациента нельзя. Я отлично понимала данное правило, поэтому и не сообщила им о расстройстве мужа. То есть они даже не знали вплоть до трагедии, что у нас в семье происходит. А зачем? Чтобы нервировали, повторяя: — Ну объясни ему, ну ты же жена? К сожалению, жену не всегда слушают. Притом, наличие жены с соответствующим образованием не убеждает больного прислушиваться к ее советам. Посему я решила, что супруг меня просто не уважает и перестала заботиться о нем. Опять скандалить не было никаких эмоциональных ресурсов. Меня достаточно выводили его попытки прогнуть меня под себя. Еще одну причину для разборок я вынести уже не могла.
В тот день, когда он «ушел», я ходила с туманом в голове. Ощущение было, будто меня тяжелым мешком по макушке огрели. В словах путалась, не хотела ни с кем говорить, ничего рассказывать. Родным и близким сказала, что ничего не замечала, а заболевание он от меня постоянно скрывал. Так я избегаю осуждения. Ночами, правда, отвратительно спать стала. Знаю, что не виновата, но…

 


Опубликовано

в

от

Метки:

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поиск

Соцсети